Насквозь пропахший ганжей космос. Часть 2

 

Маршевые двигатели «Грациозной Креведки» прекратили работу и комфортная земная гравитация сменилась чувством постоянного падения — наступила невесомость. Робби мысленно приказал кораблю открыть внутреннюю дверь шлюза (он еще ни разу в жизни не пожалел, что раскошелился на эти нейроимпланты), а затем неторопливо вошел внутрь с трудом переставляя тяжелые магнитные ботинки.

Дверь шлюза закрылась. Робби проверил герметичность шлема скафандра, а затем включил любимый саундтрек в аудиосистеме, встроенной в шлем. Обычно ее используют, чтобы комфортно общаться по радиоканалу с товарищами по команде, облаченными в такие же доспехи. Воздуха для передачи звуковых волн в космосе ведь нет, а следовательно работать приходится с радиоволнами. Ну а дальше дело техники: умная электроника переведет звук в сигнал, а сигнал в звук, параллельно обработав его так, как будто он пришел к нам с нужной стороны и претерпел все нужные искажения отразившись от изгибов ушных раковин слушателя, позволяя легко понять где относительно тебя находится говорящий. В итоге два крохотных динамика, расположенных в шлеме возле ушей, позволяют ощутить все богатство звука будто бы ты находишься посреди концертного зала. Ну а раз такое дело, то грех не перепрошить бортовую электронику и не добавить туда музыкальный проигрыватель. Что Робби и сделал, причем с явно нездоровым энтузиазмом с локальными перегибами, местами перетекающими в маниакальную одержимость. В результате было скурено немало бошек и разбито множество бонгов, а скафандр обзавелся первоклассным музыкальным центром, переводчиком невидимого спектра света в звук и аудиоиграми для слепых. В игры Робби особо не играл (кроме разве что одной - «Звездные Войны. Скрытая угроза», где нужно было играть за имперского штурмовика и целиться на звук), но почему бы не установить и их, если они занимают всего лишь пару йобибайт в памяти. Кроме всего прочего в скафандр был установлен еще один компонент. Секретный…


Пилот посмотрел на себя через шлюзовую камеру наблюдения, получая данные нейроимплантом. Затем он ощутил давление атмосферы в шлюзе и активировал откачку воздуха. С точки зрения его мозга это чувствовалось как напряжение мышцы, расположенной вне тела. Вот только мышцей на деле был насос, степенью напряжения скорость его работы, а нервами, передающими это в мозг, была длинная цепочка из проводов, компьютеров и радиоволн с имплантом в финальной точке. Некоторое время Робби просто стоял и прислушивался к нарастающему чувству тревожности где-то в глубине души — системы корабля сигнализировали, что находится в шлюзе без шлема опасно для жизни. Наконец воздух в шлюзе закончился, а уровень тревоги достиг максимума. Роб сделал еще одно усилие, на этот раз «мышцами» внешних дверей и створки шлюза раздвинулись.

Глазам Робби предстал необъятный океан космоса, усыпанный неисчислимым количеством разноцветных огоньков — звезд и огней множества далеких орбитальных станций, раскиданных по бескрайним просторам Солнечной Системы. Зрелище завораживало своей невообразимой красотой и заставляло задуматься о масштабах Вселенной и ничтожности одной человеческой жизни в ней. Что такое человеческая жизнь на фоне жизни звезды? Один лишь пшик? Всего лишь хлопок в ладоши посреди бурных аплодисментов, раздающихся в конце потрясающего концерта, символизирующего всю нашу историю? Но аплодисменты рано или поздно стихнут, оставив сперва разрозненные островки одиночных хлопков посреди зрительного зала, которые затем тоже потерпят поражение в схватке с тишиной. Все, что имело когда-либо рождение, обречено на неминуемую смерть и Человечество не было исключением. Но это будет когда-то потом, через тысячи, а может и миллионы лет. Кто знает? Сейчас же люди процветали и казалось, что ничто не может нарушить естественный ход вещей.

Робби окинул взглядом звездные просторы и протянул вперед руку, будто бы пытаясь схватить одну из звезд. «Как же вы далеки, мерзавки», - подумал он. Несмотря на то, что люди уже несколько сотен веков жили в космосе, мечты о колонизации далеких звезд по прежнему оставались всего лишь мечтами. Были, разумеется, безумцы, которые отваживались на межзвездный полет в криокапсулах. Были даже целые религиозные общины, которые покидали Солнечную Систему на огромных кораблях поколений. Но где все они сейчас? Связь с последним таким кораблем была утеряна десятки лет назад. Наверняка, криокапсулы отказали, двигатели вышли из строя, а сами корабли давно превратились в огромные братские могилы, обреченные вечно дрейфовать в бесконечной пустоте. А может и того хуже: остатки обитателей некоторых из них могли бы быть еще живы и недоумевать, чем же их предки провинились перед сородичами, чтобы быть наказанными столь изощренным способом.

Пилот отключил магнитные ботинки и почувствовал как невидимая сила начинает медленно приподнимать его над полом (если вообще уместно использовать слово «приподнимать» там, где отсутствуют верх и низ). Он уперся ногами во внутреннюю дверь шлюза и, слегка оттолкнувшись, медленно полетел в открытый космос. Робби сделал глубокий вдох, наполнив легкие кристально чистым воздухом с легким ароматом синтетического масла и полимеров, составляющих львиную долю скафандра. Затем он сделал еще один вдох, на этот раз виртуальными легкими. Это мысленное усилие запустило встроенный в скафандр вапорайзер, который тут же начал наполнять пространство шлема едва заметным туманом. Запахи масла и полимеров тут же исчезли, потерявшись на фоне намного более сильных ароматов цветов, спелых фруктов и какой-то вонючей дряни, которую Робби никак не мог ни с чем ассоциировать. «В следующий раз лучше заправить какой-то другой сорт», - пронеслось в его голове.

Используя бортовые двигатели ориентации, он изменил положение в пространстве, чтобы наблюдать корабль и станцию. Разумеется, ничто не мешало ему видеть их, находясь внутри корабля. В конце концов, он вообще мог построить у себя в голове точную 3D-модель окружающего пространства, используя данные корабельных радаров и камер наблюдения (что, впрочем, он тоже сделал на всякий случай). Но кто, черт подери, имел право лишить его места в первом ряду и отказать в праве лицезреть его ненаглядную «Креведку» собственными глазами?

Звуки виртуального концерта сотрясали крошечную атмосферу шлема, а ганжубас стремительно растекался по сосудам, отдаваясь приятным покалыванием в кончиках пальцев рук и ног. Робби на короткий миг включил маневровые двигатели корабля на левой стороне спереди и на правой сзади, что заставило того тут же начать медленное вращение вокруг своего центра масс. Затем аналогичный маневр, но зеркальный первому, и вращение остановилось. «Рысканье установлено», - поставил он в уме галочку. После этого пилот подобным способом выставил требуемые значения тангажа и крена, а далее последовала еще серия включений двигателей, чтобы выровнять стыковочные узлы корабля и станции по одной оси. Все это с легкостью могла бы осуществить бортовая электроника, но зачем же отказывать себе в удовольствии сделать все по старинке?

Робби сделал финальное включение двигателей, чтобы максимально уменьшить скорость сближения «Грациозной Креведки» с «Красной Звездой», и одновременно с этим придал своему скафандру ускорение в направлении открытого шлюза. Два стыковочных узла стукнулись друг о друга, приведя в движение механические захваты, скрепившие станцию и корабль в единое целое, а пилот влетел в шлюзовой отсек и, коснувшись ногами пола и ухватившись за упорную скобу, отправил бортовому компьютеру команду закрыть двери. Створки шлюза сдвинулись и насосы тут же накачали в помещение воздух. Робби снял шлем, сладко вдохнул атмосферу родного дома, и, открыв внутренние двери, поплыл по корабельному коридору в направлении стыковочного узла.

 

Be the first to comment

Related Articles

Latest Articles

Most Popular